Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.)

Он, проведший первую половину собственной жизни избегая икон, вторую половину нес их впереди себя как щит. Но выяснилось, что если к иконе Богородицы он сумел привыкнуть, то к самой Богородице - нет. Когда много лет спустя он в хазарской полемике (@) сравнил ее с прислугой из свиты кагана, он сравнил ее с Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) человеком, а не с дамой.

Тогда его век перевалил за середину и завершилась 1-ая половина его жизни.

Он взял три золотые монеты, положил их в собственный кошелек и помыслил: первую дам музыканту, дующему в рог, вторую - певчим в церкви, а третью - поющим небесным ангелам. И с таковой идеей пустился в Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) свое нескончаемое странствие. Ему никогда не бывало смешать крошки от обеда и ужина. Он повсевременно был в пути. В 851 году он отправился к арабскому калифу в Самару, неподалеку от Багдада, и, возвратившись из этой дипломатичной миссии, увидел в зеркале первую морщину на своем лбу, которую именовал сарацинской Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.). Заканчивался 859 год, и Константин сейчас стал сверстником Александра Величавого, погибшего в 30 три года. Как раз столько было на данный момент Константину.

“У меня еще больше одногодков под землей, чем на земле, - помыслил он тогда, - одногодков из всех веков: из времени Рамзеса Третьего, критского лабиринта либо первой осады Царьграда. И я стану Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) подземным сверстником многих из живых. Вот только, старея тут, на земле, я всегда меняю ровесников под землей, предавая мертвых, которые молодее меня...”

А позже настало время очередной осады городка, имя которого он носил. Пока славяне в 860 году осаждали Царьград, Константин на Олимпе Малой Азии, в тиши монашьей кельи Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.), делал для их ловушку - вычерчивал 1-ые письмена славянской азбуки. Поначалу он выдумал округленные буковкы, но язык славян был настолько дик, что чернила не удерживали его. Тогда он попробовал составить азбуку из решетчатых букв и заточить в их этот непокорливый язык, как птицу. Позднее, после того как он был Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) приручен и обучен греческим языком (так как и языки учат другие языки), славянский можно было ухватить и при помощи тех начальных, глаголических символов...

Даубманнус приводит таковой рассказ о появлении славянской азбуки. Язык варваров никак не желал поддаваться укрощению. Как-то резвой трехнедельной осенью братья посиживали в келье и напрасно пробовали написать письмена Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.), которые позднее получат заглавие кириллицы. Работа не клеилась. Из кельи была отлично видна середина октября, и в ней тишь длиной в час ходьбы и шириной в два. Здесь Мефодий направил внимание брата на четыре глиняных кувшина, которые стояли на окне их кельи, но не снутри, а Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) снаружи, на той стороне решетки.

- Если б дверь была на засове, вроде бы ты добрался до этих кувшинов? - спросил он. Константин разбил один кувшин, черепок за черепком перенес через решетку в келью и собрал по кускам, склеив его своей слюной и глиной с пола под своими ногами.

То же самое они Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) создали и со славянским языком - разбили его на кусочки, перенесли их через решетку кириллицы в свои уста и склеили осколки своей слюной и греческой глиной под своими ногами...

В тот же год к византийскому императору Мише III прибыло посольство от хазарского кагана (@), - который просил навести к нему из Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) Царьграда человека, способного разъяснить базы христианского учения. Правитель обратился за советом к Фотию, которого звал “хазарским лицом”. Этот шаг был двусмысленным, но Фотий к просьбе отнесся серьезно и посоветовал собственного подопечного и ученика Константина Философа, который, как и его брат Мефодий, отправился со 2-ой дипломатичной миссией, нареченной хазарской. По Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) пути они тормознули в Херсонесе, в Крыму, где Константин исследовал хазарский и еврейский языки, готовясь выполнить ту дипломатичную задачку, которая перед ним стояла. Он задумывался: “Каждый - это крест собственной жертвы, а гвозди пробивают и крест”. Прибыв ко двору хазарского кагана, он повстречал там миссионеров исламской и еврейской веры, которых тоже призвал Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) каган. Константин вступил с ними в полемику, излагая свои “Хазарские проповеди”, которые Мефодий позднее перевел на славянский язык. Опровергнув все аргументы раввина и дервиша, которые представляли иудаизм и ислам, Константин Философ уверил хазарского кагана принять христианство, обучил его тому, что не следует поклоняться изломанному кресту, и увидел Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) на собственном лице вторую, хазарскую, морщину.

Шел к концу 863 год. Константин был сейчас сверстником Филона Александрийского, философа, погибшего в 30 семь лет, сколько было на данный момент и ему самому. Он окончил славянскую азбуку и совместно с братом отправился в Моравию, к славянам, которых знал еще по собственному родному городку Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.).

Он переводил церковные книжки с греческого на славянский, а вокруг него собиралась масса. Глаза они носили на том месте, где когда-то росли рога, и это еще было приметно, подпоясывались змеями, спали головой на юг, выпавшие зубы забрасывали на другую сторону дома, через крышу. Константин лицезрел, как они, шепча Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) молитвы, ели то, что выковыривали из носа. Ноги они мыли не разуваясь, плевали в свою тарелку перед обедом, а в “Отче наш” вставляли через каждое слово свои варварские мужские и дамские имена, так что молитва разрасталась, как тесто на дрожжах, при всем этом сразу исчезая, так что каждые три денька ее Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) необходимо было пропалывать, так как по другому она была не видна и не слышна из - за тех одичавших слов, которые ее проглатывали. Их с неодолимой силой притягивал запах падали, мысли их были резвы, и пели они отлично, так что он рыдал, слушая их и смотря на Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) свою третью, славянскую морщину, которая наискось сползала по его лбу наподобие капли дождика... После Моравии он в 867 году прибыл к паннонскому князю Коцелю, а от него направился в Венецию, где принял роль в спорах с триязычниками, утверждавшими, что только греческий, еврейский и латинский языки достойны того, чтоб совершать на Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) их богослужение. Венецианцы спросили его: Христа убил весь Иуда либо не совершенно весь? А Константин ощущал, как на его щеке возникает 4-ая, венецианская морщина и как она вкупе со старенькыми, сарацинской, хазарской и славянской, пересекает лицо и перекрещивается с ними наподобие 4 сетей, наброшенных на одну рыбу. Он отдал один золотой из собственного Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) кошелька трубачу и попросил его протрубить, а сам спросил триязычников, откликнется ли войско на сигнал, если не осознает знака трубы? Шел 869 год, и Константин задумывался о Боэции из Равенны, который погиб на 40 3-ем году жизни. На данный момент он был его сверстником. По приглашению Папы Константин прибыл Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) в Рим, где ему удалось отстоять корректность собственных взглядов и службы на славянском языке. С ним были Мефодий и ученики, крещенные в Риме.

Вспоминая свою жизнь и слушая пение в церкви, он задумывался: “Так же как человек, даровитый призванием к какому-то делу, во время заболевания делает это Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) дело с трудом и неудобно, так и без всякой заболевания, но с таким же трудом и неловкостью делает его тот, кто не имеет к нему призвания...”

В это время в Риме пели славянскую литургию, и Константин отдал 2-ой золотой певчим. Собственный 3-ий золотой он положил по старому обычаю для себя под Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) язык, поступил в Риме в один из греческих монастырей и, приняв новое монашеское имя Кирилл, погиб там в 869 году.

* * *

Важная литература. Очень большая библиография работ о Кирилле и Мефодий собрана в работе Г. А. Ильинского (“Опыт периодической кирилло-мефодиевской библиографии”), также в бессчетных дополнениях более позднего времени (Попруженко Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.), Романски, Иванка Петрович и др.). Обзор новейших исследовательских работ дан в новеньком издании монографии Ф. Дворника “Les Legendes de Constantin et Methode vue de Byzance” (1969). Некие данные в связи с хазарами и хазарской полемикой приводились в изданном Даубманнусом “Хазарском словаре”, Lexicon Cosri, Regiemonti Borrusiae, excudebat loannes Daubmannus 1691, но это Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) издание было уничтожено.

ЛОВЦЫ СНОВ - секта хазарских священнослужителей, покровителем которых была принцесса Атех u. Они умели читать чужие сны, жить в их как в своем доме и, проносясь через их, отлавливать в их ту добычу, которая им заказана, - человека, вещь либо животное. Сохранились записки 1-го из самых старенькых ловцов снов, в Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) каких говорится: “Во сне мы ощущаем себя как рыба в воде. Временами мы выныриваем из сна, окидываем взором собравшихся на берегу и снова погружаемся, торопливо и скупо, так как нам отлично лишь на глубине. Во время этих маленьких возникновений на поверхности мы замечаем на суше странноватое создание Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.), более вялое, чем мы, привыкшее к другому, чем у нас, методу дыхания и связанное с сушей всей собственной тяжестью, но при всем этом лишенное сласти, в какой мы живем как в своем теле. Так как тут, понизу, сласть и тело неразлучны, они сущность одно целое. Это создание там, наверху, тоже Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) мы, но это мы спустя миллион лет, и меж нами и ним лежат не только лишь годы, да и ужасная трагедия, которая обвалилась на того, наверху, после того как он отделил тело от сласти...”

1-го из самых узнаваемых толкователей снов, как гласит предание, звали Мокадаса аль Сафер Z. Он Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) смог поглубже всех приблизиться к проникновению в тайну, умел укрощать рыб в чужих снах, открывать в их двери, заныривать в сны поглубже всех других, до самого Бога, так как на деньке каждого сна лежит Бог. А позже с ним случилось что-то такое, что он больше никогда не Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) сумел читать сны. Много размышлял он, что достигнул совершенства и что далее в этом магическом искусстве продвинуться нельзя. Тому, кто приходит к концу пути, путь больше не нужен, потому он ему и не дается. Но те, кто его окружал, задумывались по другому. Они в один прекрасный момент поведали об этом принцессе Атех Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.), и она растолковала им, что случилось с Мокадасой аль Сафером:

- Один раз за месяц, в праздничек соли, в пригородах всех наших столиц приверженцы хазарского кагана бьются не на жизнь, а на погибель с вами, кто меня поддерживает и кого я опекаю. Как падает мрак, в тот час, когда Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) погибших за кагана хоронят на еврейских, арабских либо греческих кладбищах, а отдавших жизнь за меня погребают в хазарских захоронениях, каган тихо открывает медную дверь моей спальни, в руке он держит свечу, пламя которой благоухает и дрожит от его страсти. Я не смотрю на него в этот миг, так Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) как он похож на всех других любовников в мире, которых счастье как будто стукнуло по лицу. Мы проводим ночь совместно, но на заре, перед его уходом, я рассматриваю его лицо, когда он стоит перед отполированной медью моей двери, и читаю в его вялости, каковы его намерения, откуда он идет и Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) кто он такой.

Так же и с вашим ловцом снов. Нет колебаний, что он достигнул одной из вершин собственного искусства, что он молился в храмах чужих снов и что его бессчетное число раз убивали в сознании видящих сны. Он все это делал с таким фуррором, что ему начала покоряться Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) прекраснейшая из имеющихся материй - материя сна. Но даже если он не сделал ни одной ошибки, поднимаясь наверх, к Богу, за что ему и было позволено созидать Его на деньке читаемого сна, он, конечно, сделал ошибку на оборотном пути, спускаясь в этот мир с той высоты, на которую вознесся. И за Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) эту ошибку он заплатил. Будьте внимательны при возвращении - окончила принцесса Атех. - Нехороший спуск может свести на нет счастливое восхождение.

МЕФОДИЙ СОЛУНСКИЙ (около 815-885) - греческий хронист хазарской полемики (@), один из славянских апостолов и святителей восточного христианства, старший брат Константина Солунского - Кирилла V. Происходит из семьи солунского полководца, друнгара Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) Льва. Мефодий испробовал свои возможности поначалу как управляющий одной славянской провинции, в районе реки Струмицы (Стримона). Он знал язык собственных славянских подданных с бородатыми душами, которые зимой для тепла носили под рубахами птиц. Скоро, а поточнее в 840 году, он уехал в Витинию на Мраморном море, но всю жизнь катил впереди себя, как Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) мяч, память о славянских подданных. Книжки, которые приводит Даубманнус (***), свидетельствуют, что там он обучался у 1-го монаха, и тот ему в один прекрасный момент произнес: “Когда мы читаем, нам не дано воспринять все, что написано. Наша идея ревнива по отношению к чужой мысли, она повсевременно затуманивает ее, и Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) снутри нас нет места для 2-ух запахов сходу. Те, кто живет под знаком Святой Троицы, мужским знаком, воспринимают при чтении нечетные, а мы, находящиеся под знаком числа четыре, дамского числа, только четные предложения из наших книжек. Ты и твой брат в одной и той же книжке не Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) можете прочитать одни и те же предложения, потому что наши книжки есть только в соединении мужского и дамского знака...” Правда, Мефодий обучался и еще у 1-го человека - у собственного младшего брата Константина. Время от времени он замечал, что его младший брат мудрее создателя книжки, которую он читал в этот момент... Тогда Мефодий Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) осознавал, что попусту теряет время, захлопывал книжку и заводил разговор с братом. В обители постников, которая называлась Олимп и размещалась в Малой Азии, Мефодий принял монашество, позднее тут к нему присоединился и его брат. Они следили, как каждую Пасху в пустыне торжественный ветер развеивал песок и обнажал Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) каждый раз на новеньком месте старый храм, но так на короткий срок, что чуть они успевали перекреститься и прочесть “Отче наш”, как его снова засыпало песком, уже навечно. Тогда он начал созидать сразу два сна, и с того времени появилась легенда, что у него будет две могилы. В 861 году он вкупе Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) с братом направился к хазарам. Для братьев из Солуна это был новый опыт. От собственного учителя и друга Фотия, который поддерживал связи с хазарами, они слышали об этом сильном народе и знали, что те на своем языке исповедуют свою веру. По распоряжению из столицы Мефодий был должен как очевидец Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) и ассистент Константина участвовать в полемике при хазарском дворе. “Хазарский словарь” 1691 года пишет, что при всем этом хазарский кaraн (@) растолковал своим гостям, что представляет собой секта ловцов снов. Каган их презирал, эта секта принадлежала к партии приверженцев принцессы Атех (@). Бесплодную работу ловцов снов он сравнил с греческой притчей о Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) тощем мышонке, который без усилий пролез через небольшую дырку в корзину с зерном, но, наевшись, не сумел вылезти назад из-за раздувшегося животика: “Сытым не выберешься из корзины. Выберешься только голодным, таким же, каким туда залез. Так же и тот, кто читает сны, - голодным он с легкостью пройдет через Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) тесноватый просвет меж сном и явью, но его добыча и плоды, собранные там, сны, которыми он насытился, помешают ему возвратиться вспять, так как это можно сделать только таким, каким туда вошел. Потому ему приходится либо кинуть свою добычу, либо остаться там с ней навечно. Ни в том, ни в Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.) другом случае от этого нет никакой полезности...”

После хазарского путешествия Мефодий опять возвратился на Олимп в Малую Азию, и когда снова увидел там те же иконы, что лицезрел ранее, они показались ему усталыми. Он стал игуменом монастыря Полихрона, о котором позже в протяжении веков не было понятно ничего Портрет Константина Солунского - Святого Кирилла (фреска IX в.), не считая того, что построен он на стыке 3-х времен - арабского, греческого и еврейского, чему и должен своим именованием.


poryadok-funkcionirovaniya-komiteta-ezhekvartalnij-otchet-obshestvo-s-ogranichennoj-otvetstvennostyu-brazers-i-kompaniya.html
poryadok-golosovaniya-opredeleniya-i-obyavleniya-finalistov-i-pobeditelej-konkursa.html
poryadok-gosudarstvennoj-akkreditacii-obrazovatelnih-uchrezhdenij-chelyabinskoj-oblasti-realizuyushih-programmi-obshego-obrazovaniya.html